Картошка гормошкапан баклажан: Жареная картошка с баклажанами | Волшебная Eда.ру

Баклажаны с картошкой просто и вкусно

Представляю Вам отличный рецепт думлямы! Это блюдо по праву считается одним из самых простых и при этом вкуснейших блюд узбекской кухни!. Вся информация, которую вы хотели узнать о приготовлении блюда Картошка с баклажанами! комментарии, порядок приготовления, похожие рецепты.


Рецепт Запечённые баклажаны "Гармошка" с картофелем, под сырной корочкой, cостав: баклажан, картофель, сыр твёрдый, чеснок, зелень петрушки, зелень укропа, масло оливковое, сметана, соль;, Рецепты вторых блюд, Овощные, Рецепты закусок, Горячие закуски, Холодные закуски, Пошаговый, С фото, В духовке, Ужин, Блюда из баклажанов, Баклажаны запеченные, Баклажаны с сыром, Баклажаны с чесноком, Баклажаны фаршированные, Блюда из картофеля, Картофель запеченный, Блюда из сыра, время приготовления 85 мин., затраты времени 30 мин., на 3 порций.  Запечённые баклажаны "Гармошка" с картофелем получаются сочными, ароматными, под аппетитной корочкой из зелени и сыра. Баклажаны – шт., морковь – 1 шт., картошка – 3 шт., помидор – 0, шт., лук репчатый – 1 шт., чеснок – 1 зубчик, лук зеленый – 20 г, укроп – 20 г, вода – 1 ст., соль, специи – по вкусу, масло растительное – 2 ст. л. Картошку, морковь, репчатый лук и чеснок очищаем и моем. Овощи режем: картофель – брусочками, остальные – кубиками. Чеснок пропускаем через пресс или рубим ножом. В сковороду наливаем растительное масло, хорошо разогреваем его. Выкладываем картофель, морковь, лук и чеснок. Жарим минуту, помешивая. Баклажаны моем, режем половинками кружочков одинаковой толщины и добавляем к ово.

Картошка с баклажанами 🍆 по-нашему! Овощное витаминное блюдо 🥔. Рецепт поражает своим составом! ✍

Баклажаны КАК ТЫ МОГ ЭТОГО НЕ ЗНАТЬ?

Жареная картошка с баклажанами

Заметки на полях: Тесто я сделала без изменений,а вот с карамелью у меня что-то пошло не так- у меня получилась не карамель,а рассыпчатая кокосовая масса,правда вместо молока я использовала густые 33 сливки. Не долго думая,я подогрела еще чуть больше г сливок все,которые оставались в пакетике ,вылила в кокосовую массу,перемешала и тогда у меня получилось жидковато Чтобы исправить ситуацию,решила рискнуть и добавила 2 ч.

Всегда,когда спешишь,то получается все наоборот После того ,как пирог испекся и мы его попробовали,то я результатом осталась очень довольна.

Очень нежный и сочный получился пирожок! Начали его пробовать еще теплым,но холодный он гораздо вкуснее. После крика кончилось бы благополучие. Крик откладывался: вот завтра закричу.

Однажды даже решился, так сказать, прорепетировать крик и заявил редактору: -- Вы знаете, рисовал я это со скрежетом зубовным. Степан Андреевич в конце концов даже стал проявлять признаки нервной болезни, выражавшейся в какой-то прилипчивости к креслу и в ненависти к сожителям по квартире.

И вот тут-то пришло письмо от баклажанской тетушки Екатерины Сергеевны, которую он почитал давно умершей. Дядя твой умер в самом начале Петлюры, а мы пережили всякие ужасы, но вот живы, хотя и с трудом перебиваемся.

Вера шьет платья и зарабатывает, а то бы мы вероятно умерли. Вот бы собрался к нам на лето, уж и не знаю, как были бы рады. Мясо у нас пять копеек фунт, курица сорок копеек, масло тридцать. А как у вас? Потом догадался: яти и еры, аго и яго и его про бога с большой буквы.

У Степана Андреевича на летний отдых отложены были ресурсы. Он отряхнул прах хотя захватил две неспешные рукописи на предмет снабжения их иллюстрациями и поехал в Баклажаны.

Обрубленные ветки, в разрезе закрашенные белою краскою, среди зелени круглились белыми пятнами, словно видимое отражение невидимого хозяйского глаза.

Но гений и вдохновитель этой зеленой сени, Александр Петрович Кошелев, давно покоился на тихом баклажанском кладбище.

Степан Андреевич сорвал и съел сочный оранжевый абрикос. Подходя к террасе, услыхал он голоса и остановился под прикрытием величественной двухствольной груши. Он сразу узнал голос Бороновского, хриплый щекочущий гортань голос, словно говоривший не догадывался прокашляться.

Но говорил он восторженно: -- Посмотрите, Вера Александровна, как то облако, вон то беленькое, похоже на корабль. Сесть бы на этот корабль и все плыть и плыть и смотреть на голубое море. Солнце сияет, ветер такой, знаете, благоприятный, и все так нежно.

А потом бы пристать к какой-нибудь тихой гавани, где на берегу много зелени. Я из деревьев больше всего люблю вербу. Сесть на траве под вербой у самого моря и смотреть, как парят над волнами чайки и альбатросы. Помните, как чудесно ответил Пушкину митрополит Филарет: "Не напрасно, не случайно Какой-то страшный звук исторгся из горла, словно железные клещи вдруг сомкнулись на самой гортани.

Степан Андреевич даже вздрогнул было, подумав, не затеяла ли Вера удушить разболтавшегося влюбленного, но тут же понял, что это просто кашель, страшный кашель, с мукой исторгаемый из самых недр существа.

Она должно быть шила. Он долго молчал. И почему нельзя этого? Хоть на край света. Вы бы шили, а я бы на вас любовался. Для этого не нужно отправляться на край света. Ну, а смотреть на меня вам бы скоро наскучило.

Ведь когда я о вас думаю только, у меня сердце так и замирает, словно с горы качусь. Удивительная вещь -- любовь. Я где-то читал интересное объяснение. В старину были люди о двух головах, о четырех руках и о четырех ногах И вот, представьте, что какой-то злой гигант разрубил их всех на две половинки и половинки эти расшвырял по всему миру С тех пор одна половинка ищет свою другую и когда находит, томится любовью Вы согласны, что в этом сказочном толковании есть кое-что справедливое?

Все это глупости Вы, вероятно, никогда не знали любви. Поэты в таких случаях стихи пишут, и им после, говорят, легчает. Увы, муза меня не посещает, и таланта к стихотворству у меня нет, хотя в гимназии я недурно писал сочинения даже на отвлеченную тему.

Ну, улыбнитесь, Вера Александровна, ну, скажите, ведь я не вовсе противен вам? Вам мена по морде бить не хочется? Я никогда еще никого по морде не била. На террасе стало тихо. Степан Андреевич подошел к лесенке и остановился, удивленный.

Стоя на коленях, Бороновский целовал пол, и -- так казалось Степану Андреевичу -- слезы падали из-под его бровей. Степан Андреевич пошумел ветками жасмина, и Бороновский быстро, хоть с трудом, поднялся.

Степан Андреевич сел в плетеное кресло и замер в блаженном безделии. Давно еще Лукреций сказал, что ничего не может быть приятнее, как смотреть с тихого берега на тонущий в бурю корабль, или, сидя у спокойного очага, слушать повести о войне.

И Степан Андреевич ощущал, что для полноты блаженства ему нужно поговорить с этим человеком, нужно выслушать от него какое-нибудь жуткое признание. Болезнь уж очень разрушительная, хотя вот вы сами говорили, что один ваш знакомый поправился.

Впрочем, когда-нибудь, выражаясь словами поэта, "мы все сойдем под вечны своды". А какие они, эти вечные своды, вот этого уж не откроет ни один литератор. Я, вы знаете, вообще очень интересуюсь этим вопросом.

Смерть -- поразительное явление. Взять, например, такого человека, как ваш дядюшка покойный, Александр Петрович. Какая это была энергичная личность И как его все уважали у нас в Баклажанах Вот уж, действительно, был судья нелицеприятный, и судиться у него любили самые закоренелые преступники.

Большая должность -- второе лицо в городе. А при этом он успевал я сад поддерживать, да как Каждое деревцо смотрело именинником. Дорожки была все посыпаны песком, на всех склонах был посажен виноград, и он отлично вызревал и был не хуже крымского.

С пяти часов летом он возился в саду, подстригал деревья, окапывал, прививки делал. А зимой работал на токарном станке. Вера Александровна тогда маленькой была, так он ей делал игрушки из дерева.

Ну, просто поразительно, как в магазине. А сколько он читал, особенно про путешествия. Читает и непременно на карту смотрит, чтоб знать, где это. И он бывало говорил: "Я вполне доволен своею жизнью в Баклажанах, но мне приятно сознавать, что где-то есть, например, Нью-Йорк или Пекин".

И вы знаете, он искренне расстраивался, когда какой-нибудь город, благодаря землетрясению, исчезал с лица земли. Такие города он всегда отмечал черным флажком. А как уютно было у них в доме, как он обо всем заботился! Когда Вера Александровна родилась, он в тот же день поставил в подвал ведерную бутыль вишневки и написал на ней: дочь Вера родилась тогда-то.

Эту вишневку нужно было выпить в день ее бракосочетания. И хорошо, что он не дожил до всего этого. Ведь при Петлюре в этом саду стоял кавалерийский отряд в двести человек, и лошади деревья объедали. Один раз ворона сюда человеческий палец занесла. Поверьте, у мена сердце переворачивалось.

И вот такой человек вдруг умер, то есть перестал существовать, и его, словно вещь, закопали в землю. Прекрасно сказал на его похоронах наш владыко: "Вы зарыли только его плоть, но сам он остался среди вас, и если будет какая опасность, он вас предупредит".

И был же какой случай: когда становилось здесь уже тревожно, Вера Александровна сидела и шила вечером в своей комнате. Окно в сад было открыто И вот Вера Александровна услыхала, что кто-то позвал ее из соседней комнаты, и знаете, так настойчиво позвал.

Она очень удивилась, потому что никого в той комнате не было, но все-таки пошла. А в это время позади нее вдребезги разлетелась хрустальная ваза.

Кто-то выстрелил в окно из ружья, и пуля пролетела как раз там, где сидела Вера Александровна. Бороковский умолк, очевидно, взволнованный рассказом. Степан Андреевич почувствовал, что сердце у него вдруг сжалось от давно неиспытанного, настоящего дореволюционного мистического страха.

Так, бывало, замирало оно, когда заглядывал он еще ребенком в детской за платяной шкаф. Ощущение этого страха было так неожиданно и так приятно, что Степан Андреевич пожалел, что на террасе вдруг появилась его тетушка. Это была маленькая, сухонькая, совершенно беззубая старушка с лицом, на котором застыло выражение восторженного умиления.

Она была такая хрупкая, что Степан Андреевич, разговаривая с нею, всегда опасался свалить ее громким словом. Между тем, говорить проходилось громко, ибо Екатерина Сергеевна была уже туговата на ухо. Лицо ее изобразило вдруг безграничный, но восторженный ужас.

Видишь, там в саду хлопец дерево трусит. Так знай, это Ромашко Дьячко, а это такой жулик, каких еще не было. Дьячки -- наши соседи, мы им сад сдали за то, чтобы половину фруктов нам.

Сейчас он с матерью, поэтому не бойся, но когда он один, знай, что он непременно все украдет. Ну, вот воронье крыло -- дверь маслом смазывать, так он и крыло стащил. И отец его бьет, и мать, и дедушка. Будь с ним очень осторожен.

Вон он ходит. Степан Андреевич увидал небольшого кудрявого хлопца, тащившего по саду ведро с абрикосами. За ним шла печального вида женщина в синем платке на голове, тоже с ведром.

Ну, так не верь ей Что бы она ни сказала, знай -- она лжет. Ну, вот сейчас утверждает, что я не говорила ей поставить самовар А я ей повторила несколько раз И так во всем Я прямо говорю: Марья наш бич. Но мы не можем без нее.

Она прожила у нас все эти годы, и к тому же в двадцатом году ее казак обидел, а ей лет уже немало Екатерина Сергеевна повернулась, споткнулась о кучку небольших булыжничков, сложенных возле перил, вроде тех булыжников, которыми мостят шоссе, и со стоном полетела на пол.

Степан Андреевич даже глаза на миг закрыл, ибо был уверен, что тетушка рассыплется на составные элементы. Но, не слыша звона осколков, он кинулся вместе с Бороновским ее поднимать.

Он сделал было движение -- пошвырять их в cад, но тетушка со страхом остановила его. Только камни надо подобрать. Тетушка приложила палец к губам, ибо сама Вера Александровна появилась на террасе.

Нет не Вера, не Вера Александровна Кошелева вошла в этот миг на террасу, -- то вошла шекспировская королева из самой торжественной и никем еще не читанной хроники, та самая, которая по прихоти какого-нибудь Генриха в наказанье появилась перед народом в веревочных туфлях и в платье из старой ситцевой шторы, но при этом так гордо закинула голову, что сам архиепископ кентерберийский устыдился своей шелковой рясы, а прочие разодетые дамы так и вовсе плакали навзрыд и громко каялись в постыдном своем кокетстве.

Королева надменно несла свою величественную грудь, и сам Дон-Жуан при виде этой груди спрятал бы за спину цепкие свои руки.

Вы будете погибать от голоду, но никто вас не накормит, вы будете умирать от жажды, но вам не дадут чаю Вы теперь зависите от Марьи, бедненький Степа, а для Марьи не существует время.

Это, если Марьи не заблагорассудится налить с вечера воды в умывальник Такой случай был с нами на прошлой неделе Мне жалко вас и жалко Степу, который доверчиво принял наше гостеприимство. Сама я проживу на хлебе и на воде Степан Андреевич быстро посмотрел на Вороновского и тотчас отвернулся, так ужасно задергалось и запрыгало его лицо.

Словно дернули его за невидимую веревочку. Xа, ха, ха Она именно просто сказала: "ха, ха, ха", -- при чем в глазах ее вспыхивали и потухали зарницы.

В это время дверь с шумом распахнулась, и на террасу ввалилась с самоваром в руках старуха с лицом средневековой ведьмы, в страшно грязном платье, так что, казалось, вылезла она прямо из помойки.

Самовар шипя влек ее за собой; и, наклонившись вперед под углом в сорок пять градусов, она шла вопреки всем физическим законам о центре тяжести. Она с треском поставила самовар на стол, поправила конфорку, вытерла нос пальцами, а пальцы о подол юбки, все это при полном и торжественном молчании окружающих, и затем, добродушно перекосив лицо в улыбку, прохрипела басом: -- Самовар поспев, можно чай пити.

Затем она подошла к лестнице, поглядела с интересом в сад, опять вытерла нос, потом попробовала, прочно ли стоит самовар, и наконец ушла, подняв с полу какую-то соринку. Зловещее молчание проводило ее. Соврать для нее все равно, что для другого чихнуть Совесть ее нисколько не мучит Ей, например, и в голову никогда не придет попросить прощения По-моему, мама, она просто не верует в бога.

Вы, Степа, лучше расскажи те про Москву. Степан Андреевич рассмеялся. Я чувствую себя здесь, ей-богу, марсианином Последнее мое воспоминание о Москве, это пионеры, идущие с барабаном по улице. А когда я сегодня утром вылез из вагона, первое, что я увидел, это платок бабушки Анны Ефимовны.

Это я тебе прислала, чтоб тебя в степи не продуло. Тебе его передал Быковский Он хотя и еврей, но отличный ямщик. Когда мне было еще семь лет, я, бывало, садился у кресла бабушки и делал из бахромы косички Одна косичка так и осталась на платке, я ее сегодня нашел, когда ехал Ведь ты ехал очень рано Жара страшная.

Вот едем мы, едем, и вдруг этот самый Быковский сворачивает с дороги и срывает фуражку. И навстречу нам в шарабане мчится какой-то монах с белой бородой и вот в эдаком клобуке Красавец такой У нас в Москве тоже есть всякие архиереи, но они стараются проскользнуть как-нибудь незаметно, а этот едет, и видно, что он тут первое лицо Один посох чего стоит Все, все здесь совершенно не похоже на Москву Ну, взять хоть ваш дом Какие комнаты.

Все на своем месте, старинное, крепкое. Я люблю основательные вещи. Уж если старик, так чтоб лет ста, если кресло, чтоб свернуться в нем калачиком, выспаться, отлежаться Например, вот эта комната Да таких комнат в Москве просто нет Их давно перегородили на десять частей, и в каждом закутке поселили семью в пять человек Честное слово!

Он в припадке восторга встал и зашел в комнату. Это была в самом деле очень большая и уютная гостиная с трельяжами и мебелью красного дерева. В углу стоял старый палисандровый рояль. Стены были увешаны портретами и гравюрами, -- наследие бабушки Анны Ефимовны.

В самом темном углу мерцала лампадка, и золотые ризы бледно сверкали. Маленький огонек напрасно силился затмить яркий день, напиравший из окон и дверей, а святые с неудовольствием, казалось, прятали в золоте свои черные лица.

Так, как лжет Марья, никто не может лгать. А женщины? Как себя ведут женщины! Вы читали Нана? Ну, так Нана перед ними святая Хоть мощи, открывайте Пьют, целуются с кем ни попало.

Говоря так, Степан Андреевич как-то невольно и нечаянно облизнулся и смутился, и тотчас продолжал с нарочитым негодованием. Он увлекся своей моральной, в этот миг, высотой: -- Молодых девушек в обществе иногда рвет.

От вина. Я, например, Вера, смотрю на вас и восхищаюсь. Вы ведете свою линию от тех русских женщин, которых воспевали старые поэты. У вас есть костяк. У нас нет семьи Женщины не рожают детей, чтоб иметь возможность пить вино и кривляться в театральных студиях.

Какая-нибудь девчонка, научившаяся произносить монолог, стоя на голове, уже считает себя второй Саррой Бернар Одна мне сказала: "Я не могу иметь семьи -- семья, это тенета на крыльях гения". Понимаете, никто не живет первыми интересами.

Пошлейшая клоака Потом, вот вы недовольны вашей Марьей. А знаете, какая у нас в Москве прислуга? Отработала свои восемь часов, и в кино или на какое-нибудь заседание.

Хозяйка за ней, как за барыней, убирает. Чуть что -- в суд. Ну, просто безобразие! Вот вам: "мы наш, мы новый мир построим". Не надо нам ни Сурикова, ни Айвазовского, подавай нам футуристов.

Я говорил только, что когда я в четырнадцатом году был в Москве, то у Маяковского был талант и какая-то искорка. Я пантеист вроде Спинозы Ну, скажите, Степа, как у вас в Mоскве относятся к Петру? Наступило молчанье. Степан Андреевич впервые услыхал, что Петр блюдет патриарший престол.

Как правильно жарить БАКЛАЖАНЫ в СКОВОРОДКЕ / от шеф-повара / Илья Лазерсон / Обед безбрачия


Как называется эта штука

Как заморозить креветки

Корпоративный новогодний

Смотреть Далее...