Как великая княжна Мария Павловна очаровала европейских гениев?

Аватар пользователя Kreativka

Третья дочь цесаревича Павла Петровича, (будущего императора), родившаяся 4 февраля 1786 года и названная в честь матери Марией, была прелестным ребенком, который со временем должен был превратиться в очаровательную девушку. К сожалению, прививка от оспы, которую девочке сделали по распоряжению бабушки, императрицы Екатерины II, дала осложнение, оставив на лице Марии заметные следы. Борьба с оспой при помощи прививок была для России делом новым и необычным. Поэтому, чтобы убедить подданных в их безопасности, императрица сделала прививку себе и своим близким.
          
          
          
          Практически все члены императорской семьи перенесли прививки легко, только Мария заставила бабушку и родителей поволноваться. Возможно, именно поэтому Екатерина всегда с особым вниманием следила за развитием Марии, отмечая, что оспины, к счастью, начинают сглаживаться. К тому времени, когда Марии подошла пора выходить замуж, оспины, если верить современникам, стали едва заметны. Великая княжна, как и прочили ей в детстве, превратилась в очаровательную девушку. Русские принцессы всегда славились красотой, пять сестер, дочерей Павла I, не стали исключением, явно унаследовав стать и привлекательность матери, бывшей до замужества принцессой Вюртембергской. К тому же, девочки оказались умны, любознательны и музыкально одарены. Но Мария выделялась и среди сестер, не зря же бабушка писала о ней одному из своих корреспондентов в Европе: «…Мария, которой девять лет от роду…, наделена большим талантом к музыке, и что вообще она проявляет во всем большой ум и способность и будет разумной девицей». Императрица тонко подметила – «будет разумной девицей», а разбираться в людях Екатерина умела хорошо. В начале нового века Марии стали подыскивать жениха, и это серьезное дело взял в свои руки её брат Александр, ставший к этому времени императором. Выбор жениха, сделанный венценосным братом исходя из политических соображений, поддержала и мать будущей невесты. В мужья же великой княжне Александр I подобрал наследного герцога Саксен-Веймар-Эйзенахского Карла Фридриха, племянника Наталии Алексеевны, первой жены тогда еще цесаревича Павла.Летом 1803 года потенциальный жених приехал в Россию, где его тепло встретили, произвели в чин генерал-лейтенанта и поселили во дворце. Официально о женитьбе даже и разговоров не вели, чтобы молодые люди не были связаны какими-то обязательствами, а могли хорошо узнать друг друга и сделать осознанный выбор. Карл Фридрих был внешне привлекателен, но талантами не блистал, не зря же в придворной среде сделали вывод, что «жених сей, при полной его приятности внешней, для нашей милой цесаревны слишком прост умом». Видимо, при выборе жениха не последнюю роль сыграло герцогство, наследником которого он являлся. Оно было невелико по размеру, но славилось на всю Европу как центр культуры и науки. В это время в Веймаре, столице герцогства, жили и творили великие поэты Гёте и Шиллер, драматург Ифланд, философы, поэты и писатели Виланд и Гердер, а также много других талантливых и неординарных людей. Любопытно, что славу своей маленькой монархии создали не владетельные герцоги, а их супруги – вдовствующая герцогиня Анна Амалия, до замужества принцесса Брауншвейг-Вольфенбюттельская, и её невестка Луиза Августа, дочь ландграфа Гессен-Дармштадтского. Ведь мало наприглашать со всей Европы знаменитостей, надо еще создать им прекрасные условия для жизни и творчества. Двум герцогиням удалось прекрасно справиться с этой задачей. При российском дворе посчитали, что именно атмосфера духовности и творчества, сложившаяся в веймарском герцогстве, позволит великой княжне Марии не просто легко войти в новую для себя жизнь и занять в ней достойное место, но и блеснуть своими талантами, покровительствуя людям литературы и искусства. Время показало, что этот расчет оправдался.За полгода знакомства Марии Павловны и Карла Фридриха между ними установились теплые отношения и взаимная симпатия, поэтому 1 января 1804 года было проведено обручение, а через полгода – венчание и свадьба. До середины осени молодожены пробыли в Петербурге и пригородных императорских резиденциях, где в честь них устраивались приемы и различные увеселения. В Веймар они приехали только в начале ноября, восторженно встреченные народом и тепло принятые герцогской семьей. Удивительно, но Мария Павловна с первых дней не просто поладила, а буквально влюбила в себя двух герцогинь, правящую и вдовствующую. Это не пустые слова, Анна Амалия, состоящая в переписке со многими дворами Европы, вскоре писала в одном из писем: «С радостью и истинной любовью говорю Вам, что моя новая внучка – настоящее сокровище, я ее бесконечно люблю и уважаю. Ей выпало счастье – а возможно, и благословение – нас всех очаровать». Мария Павловна очаровала не только своих новых родственниц, о ней с большой теплотой стали отзываться все, с кем ей приходилось общаться. Кристоф Мартин Виланд делился в письме другу впечатлениями о русской принцессе: «Она невыразимо обаятельна и умеет соединить прирожденное величие с необыкновенной любезностью, деликатностью и тактом в обращении. Поведением владетельной она владеет в совершенстве. Нельзя не удивляться, как она в первые же часы после приезда, когда ей были представлены придворные, тактично обращалась с каждым из них… С нее, наверное, начнется новая эпоха Веймара. Она продлит и доведет до совершенства то, что Амалия начала сорок лет тому назад». Виланду вторил Фридрих Шиллер: «Она обладает способностями к живописи и музыке, довольно начитанна и проявляет твердость духа, направленного на серьезные предметы... Лицо ее привлекательно, хотя она и не красавица. У нее, по-видимому очень твердый характер, а так как она стремится к истине и добру, то мы можем надеяться, что она достигнет желаемого. Коротко говоря, она такова, что если бы у нас был выбор и мы могли бы по собственному заказу выбирать принцессу, то мы все равно выбрали бы только ее и никого другого. Если только она почувствует себя у нас как дома, то я обещаю Веймару великолепную эпоху».И ведь не ошиблись великие. В Саксен-Веймар-Эйзенахском герцогстве Мария Павловна прожила более 50 лет, из них 25 в ранге правящей великой герцогини. Она достойно продолжила дело, начатое её предшественницами, поддержав и развив славу Веймара как культурной столицы Германии. По её приглашению в Веймар приехал Ференц Лист. Великий композитор и музыкант прожил в герцогстве более 10 лет, занимаясь творчеством, ставя в театре новые оперы и симфонические концерты, воспитывая талантливых учеников. Стараниями герцогини была расширена и существенно пополнена знаменитая веймарская библиотека, создан своеобразный музей четырех великих поэтов – Гёте, Шиллера, Виланда и Гердера. На проводимые по её инициативе «Веймарские литературные вечера» приезжали писатели и поэты со всей Европы. Чтобы сделать герцогство и внешне привлекательным, Мария Павловна открыла училище садоводства, вкладывала большие личные средства в создание новых парков, скверов и садов, обсадку плодовыми и декоративными деревьями дорог. Личная жизнь у герцогини сложилась вполне успешно. Её сын Карл Александр после смерти отца в 1853 году возглавил герцогство, дочери были удачно выданы замуж. Мария Луиза стала супругой принца Карла Прусского, а Августа – супругой германского императора Вильгельма I. Мария Павловна прожила большую жизнь. Она скончалась 11(23) июня 1859 года. Похоронили её в мавзолее рядом с мужем, но в русскую землю, которую специально доставили из России. Вскоре рядом с мавзолеем была построена православная церковь Святой Марии Магдалины. Прошли годы, но память о русской принцессе, поддержавшей и упрочившей славу Веймара как культурной столицы Германии, продолжает жить.

5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)